Рейтинги снижают риски для розничных инвесторов, если они умеют понимать и правильно трактовать их
Поделиться
Facebook Twitter VK


Во избежание влияния человеческого фактора в процессе оценки и присвоения рейтинга в «Эксперт РА» применяется принцип «китайской стены» – финальное решение по уровню рейтинга принимается коллегиально, автоматизированная информационная система отслеживает возможные конфликты интересов. А при выявлении ошибок любой аналитик может подать апелляцию. О методологиях оценки, архитектуре бизнес-процессов, ответственности аналитиков и самого агентства, а также о пользе рейтингов для розничных инвесторов Александр Беркунов, член совета Ассоциации владельцев облигаций, побеседовал с заместителем генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Николаем Ивановым.

Во избежание влияния человеческого фактора в процессе оценки и присвоения рейтинга в «Эксперт РА» применяется принцип «китайской стены» – финальное решение по уровню рейтинга принимается коллегиально, автоматизированная информационная система отслеживает возможные конфликты интересов. А при выявлении ошибок любой аналитик может подать апелляцию. О методологиях оценки, архитектуре бизнес-процессов, ответственности аналитиков и самого агентства, а также о пользе рейтингов для розничных инвесторов Александр Беркунов, член совета Ассоциации владельцев облигаций, побеседовал с заместителем генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Николаем Ивановым.

Рейтинговые агентства часто повторяют, что важнейшие свойства их экспертных оценок – это объективность и независимость. Как они достигаются? Какие методы используются для исключения влияния на аналитиков и их оценки со стороны клиентов?

Выстроенная архитектура бизнес-процессов, специально спроектированные и внедренные информационные системы и так называемый принцип «китайской стены» обеспечивают не только административный, но и технологический барьер между аналитическими и коммерческими службами, не позволяя им оказывать влияние друг на друга. Система работы в агентстве сформирована таким образом, что повлиять на рейтинг со стороны клиента через аналитика попросту невозможно.

Во-первых, потому, что субъективный фактор при принятии решения о присвоении того или иного уровня рейтинга сведен к минимуму. У нас есть понятие «шести глаз», которым можно описать порядок осуществления деятельности по присвоению рейтинга. «Шесть глаз» – это три человека: ведущий аналитик, проверяющий аналитик и управляющий директор, который отслеживает весь процесс по тому или иному объекту рейтингования. Это снижает уровень воздействия человеческого фактора. Требования к процессу проведения рейтинговых действий детально отражены в нормативных положениях и инструкциях. За нарушения внутренних регламентов, которые способны исказить результаты анализа, негативно повлиять на процесс присвоения или раскрытия информации о рейтинге, предусмотрены серьезные меры административно-дисциплинарной ответственности (от замечания до увольнения). За беспрекословным соблюдением всех утвержденных процедур следит служба внутреннего контроля.

Во-вторых, финальное решение по уровню рейтинга принимается коллегиально. Это требование нашего основного профильного закона о деятельности кредитно-рейтинговых агентств №222-ФЗ. Коллегиальный орган – это рейтинговый комитет. В его составе, как правило, участвуют 7 аналитиков (хотя по закону требуется не менее 5), причем, один из них – из отрасли, не связанной с той, в которой работает объект рейтинга. Коллегиальное решение о рейтинговом действии принимается большинством голосов на основе оценки всех факторов и предпосылок, детально описанных в методологиях. Есть процедура внутренней апелляции. Если кто-то из аналитиков выявил ошибки или же нарушены процедуры, которые могут повлиять на уровень рейтинга, он может подать апелляцию уже после принятия окончательного решения комитетом. Тогда будет созван апелляционный комитет (в другом составе), где все факты будут рассмотрены снова.

Ну и, наконец, попытки как-то «нажать», «надавить» со стороны клиента невыгодны ему самому. Все переговоры аналитиков с представителями рейтингуемых компаний фиксируются протоколом. И если в нем будут отражены такие прецеденты, это может негативно отразиться в оценках клиента.

Можете ли вы гарантировать, что на 100% исключили влияние конфликта интересов на оценку ваших аналитиков, которая легла в основу рейтинга?

Можем. Эта тема очень жестко регламентируется законодательством. Есть целый раздел в 222-ФЗ – статья 9, посвященная требованиям по предотвращению конфликта интересов. Более подробно эти требования, а также процедуры по выявлению, устранению конфликтов интересов, раскрытию информации о них отражены в Политике минимизации конфликтов интересов и иных внутренних нормативных документах агентства. Там предусмотрены все возможные виды управления таким конфликтом как для рейтинговых аналитиков, так и для руководства и акционеров агентства.

Учитывается все, включая родственные связи. Например, существует запрет на владение определенными финансовыми инструментами для аналитиков и их родственников, запрет на участие в рейтинговых действиях в случае, если в рейтингуемом лице работает родственник аналитика агентства и т.д. У нас сформирована автоматизированная система, в основе которой лежат наши информационные базы, которая помогает отслеживать возможные конфликты интересов. Если к нам приходит компания, в которой работает, например, брат или супруга кого-то из аналитиков, или аналитик владеет финансовым инструментом этой компании, система укажет на это, и назначение данного специалиста к рейтинговым действиям в отношении этого объекта будет исключено. Кроме того, каждый рейтинговый комитет у нас начинается с вопроса председателя о наличии у кого-либо из присутствующих конфликта интересов в отношении рейтингуемого лица. Если кто-то об этом заявит, он должен быть отстранен от участия в комитете.

Рейтинговый рынок пока не очень большой, поэтому случается, что кто-то из новых аналитиков ранее работал в компании, которая приходит к нам за рейтингом. В этом случае есть ограничения по количеству лет, прошедших с момента ухода из этой компании. Если срок не вышел, то аналитик отстраняется от работы с ней. Существует также система ротации: один и тот же специалист не может работать с одним и тем же объектом рейтинга более 4 лет. Это помогает, с одной стороны, избежать «замыливания взгляда» на компанию, а с другой – предупредить конфликт интересов, который может возникнуть в результате длительных взаимоотношений.

Безусловно, тут многое зависит от искренности самих сотрудников и соблюдения ими кодекса профессиональной этики. Но есть и иные способы контроля. В том числе, служба защиты активов, которая имеет возможность проверить данные, предоставляемые сотрудниками.

А если после проверки выяснится, что аналитик скрыл свой конфликт интересов?

В соответствии с законом мы должны будем провести серьезную проверку: насколько этот конфликт интересов повлиял на уровень рейтинга. В случае, если такое влияние будет выявлено, мы должны будем раскрыть данную информацию на своем сайте и пересмотреть рейтинг уже без участия этого аналитика, в другом составе комитета.

Случалось ли, что недобросовестные клиенты пытались «коррумпировать» аналитиков, чтобы получить более высокий уровень рейтинга? Позволяет ли мотивация аналитиков этому противостоять?

С одной стороны, пытаться как-то «коррумпировать» аналитиков бессмысленно. Почему – я уже говорил ранее. Решение об уровне рейтинга не принимается одним человеком. И весь процесс проходит при участии и под контролем большого количества сотрудников агентства.

С другой стороны, у самих аналитиков нет почвы для возникновения заинтересованности в том, чтобы пытаться уходить в какую-то «серую» зону во взаимоотношениях с клиентом. Во-первых, это большие риски для репутации специалиста. Аналитики ценят свою работу. Ради сиюминутной выгоды никто не будет гробить свое профессиональное будущее. И не только свое. Сейчас регулятор очень пристально следит за нашей деятельностью, и недобросовестная практика может привести к исключению из реестра аккредитованных агентств. Не могу представить себе человека, который поставит мелкие личные интересы против интересов целой отрасли. Это невозможно.

Во-вторых, у нас в агентстве для сотрудников рейтинговой службы созданы максимально комфортные условия, в том числе, и финансовые. У них просто нет поводов интересоваться «серыми» предложениями.  

Раз уж мы об этом заговорили, расскажите об уровне кадровой работы и оплаты труда ваших аналитиков. Соответствует ли он уровню западных агентств?

Если мы говорим о кадровой политике западных агентств, то могу с уверенностью сказать, что наши подходы в этом смысле совпадают. Мы реализуем лучшие мировые практики. И в международных агентствах, и у нас существует система тренингов, наставничества, тьюторства. И там, и там есть материальная и нематериальная системы мотивации сотрудников. Конкуренция между агентствами большая и на мировом уровне, и на локальном российском рынке. Поэтому, чтобы удерживать, мотивировать профессионалов, необходимо предоставлять им максимально удобные условия. Это понимают и делают везде – и в «большой тройке», и у нас.

В нашем агентстве есть система социальных льгот, возможности повышения по должностной лестнице. Материальное вознаграждение регулируется рамками системы грейдов. Мы регулярно отслеживаем рыночные уровни заработных плат и принимаем меры по соответствию оплаты труда наших аналитиков этим показателям, периодически пересматриваем размер вознаграждения в соответствии с результатами деятельности того или иного аналитика. Оплата труда в целом соответствует уровню, принятому в российской финансовой сфере. Но с международными аналогами все же сравнивать тяжело. Там другой масштаб рынка, несколько иные условия. В целом мы считаем, что предоставляем лучшие из возможных условия работы. Важнейший показатель эффективности кадровой политики агентства – тот факт, что большая часть наших аналитиков у нас работает достаточно давно.

Не переманивают?

Пытаются, конечно. За нашими высокопрофессиональными аналитиками периодически идет охота. Причем, со стороны не только коммерческих организаций, но и государственных ведомств. Но, тем не менее, мы видим устойчивость в нашей штатной структуре. С учетом тех льгот и условий, которые предоставлены нашим сотрудникам, они редко готовы рассматривать какие-то иные варианты.

Легко нанять рейтингового аналитика?

Найти и нанять такого специалиста не просто. Их на рынке очень немного. Есть очень жесткие требования к квалификации аналитиков, прописанные в 222-ФЗ и в подзаконных актах, в том числе, в Указании 3971-У от 2016 года. В нем очень четко обозначены требования к знаниям и профессиональному опыту аналитиков. В частности, они в обязательном порядке должны обладать высшим профильным образованием, знаниями в области экономики, управления, финансов, математических методов экономического анализа, статистики и количественных методов оценок уровня потерь. Должны иметь достаточный опыт работы.

Кандидаты у нас проходят многопрофильные тесты. Справляются не все. Упор в них сделан на знание финансового анализа, но есть и другие вопросы: по специфике деятельности, знанию методологии оценки, способности воспроизвести рейтинговый пресс-релиз и другие. Необходимо также умение обращаться с большими данными, читать отчетность – бухгалтерскую, налоговую, финансовую, составленную как по российским, так и по международным стандартам.

При этом профессии «рейтинговый аналитик» в реестре профессий нет. Откуда они берутся тогда?

Как правило, из банковского сектора или аудиторских организаций. Банковские аналитики работают в кредитных отделах, в подразделениях проектного и корпоративного финансирования, риск-менеджмента, их деятельность связана с оценкой кредитных и операционных рисков, анализом финансово-хозяйственной деятельности широкого круга предприятий и компаний из разных отраслей. Там они как раз получают необходимый для рейтинговой деятельности многосторонний опыт и экспертизу. 

Наш рынок специалистов отличается от западных. В «большой тройке» есть специализация по отраслям. У нас подход более универсальный. Это связано с объемом самого рынка, экономики. В каждой отдельной отрасли в России не так уж много компаний, обращающихся за рейтингом. Поэтому такой разбивки, как в международных агентствах, у нас нет, в этом нет необходимости. Можно сказать, что из-за этой специфики наши российские аналитики более профессиональные, многосторонне образованные и широко мыслящие.

Из чего состоят KPI ваших аналитиков? Связаны ли они с количеством присвоенных рейтингов?

У нас есть система оценки «360 градусов», которая покрывает 60% анализа общих показателей эффективности каждого аналитика. Она предполагает оценку деятельности аналитика всеми сотрудниками, которые с ним работают. Это оценка качества, полноты и глубины анализа, полноценности формирования документов, протоколов, расчетных файлов, отчетов на комитет, уведомлений рейтингуемым лицам, формирования пресс-релиза и т.д.

Другие 40% KPI – это подготовка исследований, обзоров, участие в комментировании новостей для СМИ, предложения по совершенствованию методологий и пр.

Ни один показатель эффективности аналитика не привязан к стоимостным характеристикам и количеству присвоенных рейтингов. Действительно, у нас есть нормативы по количеству рейтинговых процессов на одного аналитика, но это нужно только для контроля загрузки и оптимального использования ресурсов каждого рейтингового отдела.

Может ли возникнуть необходимость привлечения сторонних специалистов в ходе рейтингового анализа?

В отношении кредитных рейтингов мы не привлекаем сторонних специалистов. А в отношении некредитных – да. Сейчас стали крайне востребованы темы ESG, соответствие международным принципам устойчивого развития. Здесь экспертиза предполагает анализ не только финансовых, социальных, управленческих, но и экологических факторов. Это специфическая область, и в этой связи мы можем пользоваться услугами специализированных компаний для получения экспертных заключений или аудитов по экологическим темам.

Кто в таких случаях несет ответственность за эту часть рейтинга?

В конечном счете ответственность за все составные части рейтинга несет само агентство. Для того, чтобы выбрать такого аутсорсера, мы проводим довольно серьезную работу. Необходимо удостовериться в том, что его квалификация, репутация признаны на рынке, и заключения, которые он дает, соответствуют нашим ожиданиям в смысле профессиональной экспертизы, качества и глубины анализа.

Продолжая тему ответственности рейтингового агентства. Часто недовольство деятельностью этой отрасли высказывают розничные инвесторы. Претензии разные, но основная: «Вы нас вовремя не предупредили о том, что компания имеет риски, мы вложились в ее облигации и потеряли деньги, а вы даже рейтинг отозвали не сразу».

Здесь надо разделять классы негативных событий. Есть «просто плохое» и есть «очень плохое». Начнем со второго: например, была аннулирована лицензия финансовой компании или банка. В этом случае рейтинговое агентство отзывает рейтинг в тот же день. Но надо понимать, что не все негативные события требуют отзыва рейтинга. Зачастую необходимо понижение или пересмотр. Но это не механическое действие. Для того, чтобы мы могли объективно подойти к этой ситуации, мы должны получить подтверждающие документы от компании либо иного достоверного источника информации.

В определении дефолтов в отношении банков у нас есть 10 дней, чтобы убедиться: этот банк не выполнил какие-то финансовые условия и в дальнейшем с этой негативной ситуацией не справится. Раньше такой вывод сделать просто невозможно. На финансовом рынке существует также понятие технического дефолта в случае неисполнения каких-то ковенантов. Это не означает, что рейтингуемое лицо перестало существовать. Это означает, что к нему необходимо повышенное внимание. Именно для этого у нас существует такой параметр, как постановка под наблюдение. Как правило, это делается в тот же день, когда появляется какая-либо негативная информация. Постановка рейтинга под наблюдение – это сигнал инвесторам, что происходят плохие события и надо обратить внимание на долговые инструменты, приобретенные у эмитента. Статус «под наблюдением» может длиться достаточно долго.

Кроме того, многие потенциально негативные события изначально уже заложены в уровни рейтинга. Это чаще всего касается эмитентов, которые имеют рейтинг в категориях ниже уровня ВВ. Поэтому некоторые события мы можем принять как подтверждение допущений, которые у нас были спрогнозированы изначально.

Могут ли инвесторы подать в суд на агентство, если они потеряли свои деньги из-за компании, которая потерпела дефолт при наличии рейтинга?

Нет, не могут. В нашем дисклеймере говорится о том, что рейтинг является независимым экспертным мнением рейтингового агентства, и он не является рекомендацией для инвесторов к покупке, продаже или иным действиям с ценными бумагами или другими финансовыми инструментами рейтингуемых лиц. Это экспертное суждение, основанное на глубоком анализе всевозможных предпосылок. С ним можно спорить, не соглашаться, но оно не является поводом для оспаривания в суде.

Некоторые западные агентства в дисклеймере указывают, что не рекомендуют использование рейтингов частным инвесторам. Согласны ли вы с такой формулировкой? Несет ли какие-либо риски использование рейтингов в розничных инвестициях?

В отношении индивидуальных лиц и розничных инвестиций существует два уровня квалификации: неквалифицированный и квалифицированный инвестор. К сожалению, уровень финансовой грамотности среди неквалифицированных инвесторов в целом остается крайне низким, компетенций недостаточно для полноценного анализа рисков, связанных с операциями с финансовыми инструментами. Сейчас регулятор серьезно озаботился выходом большого количества розничных инвесторов на рынок. И в этой связи в конце июня Советом директоров Банка России было принято решение о лимитировании доступа «неквалов» к инвестиционным инструментам, уровень рейтинга которых ниже ВВВ+. Это означает, что ЦБ принимает меры в том числе для ограничения влияния негативных событий, связанных с дефолтами и банкротствами, на результаты финансовых вложений таких инвесторов.

В свою очередь мы стараемся максимально популяризировать атрибуты, связанные с рейтинговыми оценками: что такое рейтинг, рейтинговая шкала, как рассматривать рейтинг с точки зрения кредитного риска и т.д. На нашем сайте есть раздел, посвященный вопросам инвесторов и ответам (FAQ). Все новые вопросы и ответы транслируются одновременно в нашем официальном телеграм-канале, на который можно подписаться.

Нам очевидно, что ориентирование на уровень рейтинга полезно не только для институциональных инвесторов, но и для розницы. Это очень понятный универсальный показатель, который может служить хотя бы для сопоставления компаний, выпускающих свои обязательства. Поэтому говорить о том, что существуют какие-то риски для розничных инвесторов при использовании кредитных рейтингов, неверно. Наоборот – использование рейтингов снижает риски для розничных инвесторов, если они научатся понимать и правильно трактовать их. 

Источник: Rusbonds