Фаза войны: о чем договорятся США и Китай после отмены саммита АТЭС
Поделиться
Facebook Twitter VK


Пекин может увеличить закупки американского продовольствия, но главные претензии США связаны с основами китайской экономической модели, которую власти КНР менять не готовы.

Пекин может увеличить закупки американского продовольствия, но главные претензии США связаны с основами китайской экономической модели, которую власти КНР менять не готовы.

По оценкам МВФ, к 2020 году торговое противостояние США и Китая обойдется мировой экономике в $700 млрд — это около 1% глобального ВВП или, например, объем экономики Швейцарии. Подписание так называемого соглашения «Фаза один», которое притормозило бы торговую войну, могло стать главным событием саммита АТЭС в Чили. Но массовые протесты в стране вынудили чилийского президента Себастьяна Пиньера отменить проведение саммита. Теперь Дональд Трамп ищет новое место. Китайская сторона уже предложила провести встречу в Макао. Трамп обещает, что соглашение охватит «60% сделки». Судя по всему, документ будет подписан, но наиболее острых противоречий двух крупнейших экономик мира он не разрешит.

Уступка фермерам

«Фаза один» — важный этап в торговых переговорах между Вашингтоном и Пекином, которые длятся уже больше полутора лет. Все началось с предвыборной риторики Трампа, который обвинял Пекин в нечестной конкуренции и назвал вступление КНР во Всемирную торговую организацию (ВТО) крупнейшей кражей рабочих мест в истории. Причина его недовольства — серьезный торговый дефицит между США и КНР (в 2018 году он достиг $378,6 млрд).

За 18 месяцев торгового конфликта США и Китай успели ввести во взаимной торговле множество повышенных — от 10 до 25% — тарифов. Механика противостояния выстраивалась так: Вашингтон обычно бил первым, а Пекин симметрично отвечал. В итоге с момента начала торговой войны КНР ввела санкции против американских товаров, импорт которых составлял $110 млрд, а США повысили тарифы на китайские товары суммой $375 млрд. Вашингтон в основном ограничивал поставки электроники. За время торговой войны США фактически выгнали со своего рынка телекоммуникационную компанию Huawei из-за подозрений в кибершпионаже и краже интеллектуальной собственности. В США от китайских тарифов в большей степени пострадали американские фермеры, прежде всего поставщики соевых бобов. Чтобы снизить эффект повышения тарифов на поставки китайских товаров в США, Китай ослабил курс национальной валюты. В ответ Вашингтон официально назвал Пекин валютным манипулятором, что дополнило торговый конфликт еще и валютным.

На этом фоне с разной интенсивностью шли торговые переговоры, и по мере приближения выборов президента США администрации Трампа все нужнее был хоть какой-то ощутимый результат. Так на столе переговоров появилась «Фаза один». По сути, соглашение коснется поставок американской сельхозпродукции в Китай. Оно предполагает, что Пекин увеличит закупки у американских фермеров, которые больше всего пострадали от китайских тарифов и одновременно являются серьезной избирательной базой для нынешнего президента США. Но в оценке масштабов компромисса стороны пока расходятся. Трамп еще 21 октября, явно бравируя собственными навыками переговорщика, говорил, что КНР купит сельхозтоваров на $40–50 млрд, но три дня спустя официальный Пекин подтвердил закупку только на $20 млрд. Об ответных уступках США пока ничего не известно.

Повестка на 2020-й

Трамп сконцентрирован на теме торгового дефицита с Китаем, он очень хочет заставить КНР покупать больше американских товаров. Однако на этом претензии США к Пекину не кончаются. Торговая война не изобретение нынешнего американского президента, это результат долго копившегося недовольства бизнеса и политических кругов США. Американские компании много лет страдали от действующих на китайском рынке ограничений в отношении иностранных инвесторов, от требований властей проводить трансфер технологий при открытии дочерних компаний в юрисдикции КНР, а также от нечестной конкуренции со стороны получающих госсубсидии китайских корпораций.

Для решения этих проблем требуется фундаментальное изменение правил игры на китайском рынке, где командные высоты контролирует государство. Сделка, которую Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин собирались подписать в Сантьяго и, вероятно, подпишут где-то еще, вряд ли затронет эти основополагающие проблемы. Для таких сдвигов нужна политическая воля китайского руководства, которое пока видит в торговой войне Трампа не более чем буллинг, попытку навязать неравноправные отношения. Это в свою очередь позволяет Пекину раскручивать националистические и антиамериканские настроения для укрепления собственной политической легитимности.

Для подписания «Фазы один» потребовалось полтора года взаимного повышения тарифов, что уже дорого обошлось мировой экономике. «Фаза два», возможно, затронет более тонкие вопросы защиты интеллектуальной собственности и рыночной конкуренции. Но с учетом темпов развития событий и настроя с обеих сторон маловероятно, что эта договоренность будет достигнута до выборов президента США в 2020 году. Да и начавшийся в Вашингтоне процесс импичмента не способствует прогрессу сложнейших торговых переговоров.

Источник: РБК

Публикации по тематике


Прокатиться зайцем на успехах чужих экономик России больше не удастся

Вторая волна и новый кризис осенью – зимой могут быть гораздо жестче 20.10.2020

ГЧП приглашают на долговой рынок

Ведомости

Секьюритизация проектов государственно-частного партнерства создаст рынок объемом 800 млрд
28.09.2020

Почему контроль над инфляцией так важен для ЦБ

ЦБ остается верен идее контроля над инфляцией, но обещает не повышать ставку в ответ на сиюминутные рыночные и ценовые колебания, считает главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. 21.09.2020

«Ежовые рукавицы» низкой инфляции: какие риски таит медленный рост цен

Выгоды низкой инфляции, как правило, акцентируются и всеми признаются, в то время как о связанных с ней рисках и проблемах говорят не так часто. Между тем, у низкой инфляции может быть ряд побочных эффектов — от препятствий для опережающего развития экономики до повышения безработицы и снижения зарплат, указывает экономист Антон Табах. 15.09.2020

ЦБ готовится повышать ставки

Наша кредитно-денежная политика совсем не мягкая по мировым меркам. 15.09.2020